Главная -> Полезно об окнах -> Полимеры.

Полимеры.

Полимеры.

Обитатель современного крупного города изредка думает о том, из чего делаются многие обыкновенные вещи, окружающие его в быту. В особенности если идет речь о совсем обыденных, массовых товарах, не имеющих ни марки, ни срока годности, ничего, что выделяло бы их из общей массы. К примеру, навряд ли, складывая приобретенные в гипермаркете продукты в полиэтиленовый пакет, кто-то задумывается о том, как непростая производственная цепочка стоит за этим ставшим уже полностью очевидным предметом. Конкретно вот такие, ни о чем же не задумывающиеся потребители, для которых полиэтиленовые пакеты, пластмассовые окна и пластмассовые лоточки норма жизни, и двигают вперед ветвь, называемую полимерной индустрией. И даже не представляют, с каким скрипом и скрежетом она двигается прямо за ними. Возросшие потребности трудящихся По душевому потреблению пластмасс Наша родина до сего времени приблизительно вдвое отстает от продвинутых стран. На самом деле, это значит, что уровень развития потребительской культуры в Рф приблизительно вдвое ниже, чем на Западе. Но этот разрыв быстро сокращается. Потребление всех главных полимеров в Рф вырастает в среднем на 10% в год, и это логично, так как рост начался фактически с нуля. Тот факт, что СССР занимал 5-ое место в мире по выпуску пластмасс, ничего не гласит. В русское время огромная полимерная промышленность фактически не работала на население. Результаты этого упущения русских стратегов помнят многие — сохнущие на прищепках полиэтиленовые пакеты и колбаса, закрученая в сероватую оберточную бумагу. Предпосылки недостатка пластмасс прятались не только лишь в структуре их планового рассредотачивания, да и в сравнимо маленьких объемах производства. СССР начинал выпуск тех либо других полимеров с пятнадцати-двадцатилетним запозданием по отношению к западным странам (из-за практически полного отсутствия собственных технологий), в годы застоя строительство неких компаний растягивалось практически на 10 лет и они морально устаревали уже в момент пуска. К концу русского времени стал сказываться и недостаток инвестиций, в итоге чего ряд проектов так и не был завершен. В общем, Русскому Союзу не удалось совладать с заполнением страны новыми современными материалами, более нужными в производстве средств употребления. В постсоветское время, казалось бы, русские производители должны были в конце концов оборотиться лицом к потребителю. Но из-за низкого внутреннего спроса куда более симпатичными для их стали экспортные поставки, тем паче что возрастающий спрос в азиатских странах тогда был не очень требователен к качеству продукции. Возвращение русских производителей полимеров на внутренний рынок началось только в итоге постдефолтного бума потребительских отраслей экономики (в особенности в пищевой индустрии, розничной торговле и строительстве). Большая часть компаний к тому времени успело обзавестись стратегическими собственниками и вышло на более либо наименее размеренный режим работы. Голодный рынок ожидает инвесторов Момент правды для полимерной индустрии, как и для других импорт замещающих отраслей, наступил в 2002 году. Спрос на все полимеры продолжал неудержимо расти, но русские производители уже не могли его удовлетворить и начали равномерно сдавать рынок. Предпосылки были очевидными — нехватка мощностей и очень узенький марочный ассортимент. К этому моменту потребителями полимеров стали не только лишь цеха непрофильных промпредприятий, в 90?е годы купившие старое оборудование в Европе, да и компании, для которых создание пластмассовых изделий является профильным делом. И полимеры русского происхождения, выпускаемые на оборудовании в наилучшем случае двадцатилетней давности, их уже не устраивали. Увеличивать поставки на наружные рынки русским производителям тоже стало проблематично, так как сделанная дефолтом ценовая фора была съедена, а спрос стал более разборчивым. К примеру, производители целофана и ПВХ в прошедшем году практически отказались от экспорта собственной продукции, но это не сумело кардинально сделать лучше их позиции на внутреннем рынке. Пришлось находить выход из тупика. Еще сначала 2000?х годов началось общее анонсирование звучных инвестпроектов. При этом чем более плачевными были позиции российских компаний на рынке того либо другого продукта, тем охотнее их потенциальные соперники были готовы инвестировать в развитие этого направления. Сыграла свою роль и конечная стоимость тех либо других полимеров — более массовые и дешевенькие целофан и ПВХ завлекали инвесторов куда меньше, чем дорогие и дефицитные полипропилен и полистирол. Еще в конце 90-х Столичный НПЗ и «Уфаоргсинтез» наскребли средства на пуск поставленных в русское время установок по производству полипропилена, тогда же обновил мощности по выпуску ПВХ и стерлитамакский «Каустик». В особенности бурная вкладывательная активность наблюдается в производстве полистирола, где еще в 2002 году не было ни 1-го конкурентоспособного производства. За последние три года киришский «Пеноплекс» и «Нижнекамскнефтехим» смогли сделать мощности, в полтора раза превосходящие весь прежний объем выпуска полистирола в Рф. При всем этом главным потребителем этого полимера на данный момент является не электрическая индустрия, как в русское время, а создание пищевой упаковки и теплоизоляционных пеноблоков, так что рентабельность полистирольного бизнеса резко выросла. Сыграл свою роль и неизменный излишек на внутреннем рынке стирола — сырья для производства этого пластика, — появившийся в постсоветское время из-за понижения выпуска бутадиенстирольных каучуков, в производстве которых употребляется стирол, и из-за закрытия и недозагрузки большей части старенькых мощностей по выпуску полистирола. На данный момент возможным инвесторам полимерных проектов можно как и раньше не бояться рыночных ограничений — внутренний спрос будет расти солидными темпами еще длительно. К примеру, исключительно в прошедшем году спрос на все полимеры вырос в среднем на 20% за счет реализации инвестпроектов в перерабатывающих отраслях. При всем этом спрос на пластмассовые изделия вырастает в главном за счет больших региональных рынков, а не столичной агломерации, вокруг которой пока сконцентрирована благопристойная толика (приблизительно третья часть) всех компаний этой промышленности. Фактически, конкретно ненасыщенный внутренний рынок вызвал новое оживление вкладывательной активности в отрасли и перекрытие русских рекордов по выпуску главных марок полимеров. Большой энтузиазм вызывает выпуск тех полимеров, которые стопроцентно либо практически стопроцентно импортируются в Россию: поликарбонатов и ПЭТФ. Необходимость повсевременно и много инвестировать в производственные мощности — это насущная необходимость. Без инвестиций русский полимерный рынок стремительно будет съеден импортом даже в тех секторах, где российские игроки еще пока сильны, так что для их развитие бизнеса — пока только метод выживания. Пример с полистиролом наглядно показал, что эта задачка полностью выполнима — наши компании смогли укрепиться и на внутреннем, и на мировом рынке. Стоимость вопроса в этом случае составила около 180 млн баксов. Естественно, чтоб вынуть более крупнотоннажные производства из того угла, в который они забились в последние годы, необходимы куда огромные средства. Но ситуация и тут небезнадежна. С другой стороны, если все, что собираются выстроить русские компании, будет воплощено в жизнь, то создание всех пластмасс в Рф возрастет в два-два с половиной раза. Даже если снутри страны все эти полимеры нужны не будут, их можно попробовать выслать на экспорт. Правда, тут у наших компаний будут суровые соперники — нефтехимические компании Китая, смогшие за последние годы привлечь миллиардные инвестиции, государств Персидского залива, в особенности Катара, и Ирана, планирующие к 2010 году создавать в общей трудности 14 млн тонн этилена раз в год (он будет перерабатываться в целофан, ПВХ и полистирол). Но основная загвоздка в другом. Будут ли обеспечены сырьем все эти новые русские полимерные проекты? Сапожник без сапог Вопрос кажется странноватым, ведь углеводородного сырья в Рф не просто много, а сильно много, и его вероятный недостаток кажется бредом. Меж тем для полимерной индустрии, как и для всей нефтехимии, неувязка сырьевого обеспечения стоит очень остро. Дело здесь вот в чем. Сырьем для полимерных компаний являются не первичные углеводороды, а некие главные продукты-мономеры их переработки — стирол, этилен, пропилен и т. д. Кроме стирола излишка на рынке этих мономеров не наблюдается. Для роста их производства нужно направлять больше углеводородного сырья в пиролизные печи (эти печи — главное технологическое оборудования комбинатов оргсинтеза а именно и крупнотоннажной нефтехимии вообщем). Но имеющиеся мощности загружены фактически стопроцентно, к тому же растущие нужды полимерщиков в этилене, пропилене и стироле лимитируют доступ к этому сырью другим отраслям органического синтеза, к примеру производству этиленгликоля (применяется при изготовлении антифризов, тормозных жидкостей и т. п.). Решить делему может только строительство новых пиролизных печей либо подмена старенькых на более производительные. А вот эти проекты требуют в разы огромных инвестиций: по нашим оценкам, суммарно по Рф — 5-6 миллиардов баксов. Но даже в случае, если эти средства найдутся, неувязка решена не будет. Пока совсем неясно, откуда потенциальные инвесторы полимерных проектов и связанных с ними проектов в оргсинтезе планируют взять излишние 3-5 млн тонн углеводородного сырья.В пиролизные печи можно закидывать некоторое количество видов углеводородного сырья. Одно из наилучших — это попутный нефтяной газ, поточнее, получаемая из него пропанбутановая смесь. Но его значительные объемы сжигаются на месторождениях Западной Сибири, ну и дешевеньких методов транспортировки пропанбутана в Урало-Поволжье, где планируются принципиальные полимерные инвестпроекты, пока нет. В общем, этого сырья в Рф не станет больше, если у русских нефтяных компаний и далее не будет стимулов инвестировать средства в переработку попутного газа, а не спаливать его. Очередной вид применяемого в пиролизных печах сырья — прямогонный бензин, производимый на НПЗ. Рынок прямогонного бензина достаточно велик, но его создание в последнее время будет сокращаться за счет более глубочайшей переработки этого сырья на самих НПЗ (ради выпуска высокооктановых авто топлив). В конце концов, еще есть этан, который тоже можно использовать в процессе пиролиза. Этан — одна из фракций природного газа, и конкретно он является основным нефтехимическим сырьем в странах Персидского залива. Но в Рф «Газпром» его фактически не извлекает из природного газа и совместно с метаном «одним паровозом» посылает на экспорт либо спаливает в газовых плитах и на электрических станциях. Непонятно, как «Газпром» готов вкладывать средства в отделение этана из природного газа, по последней мере о больших инвестициях в этой сфере на наиблежайшие годы монополия не заявляла. В общем, уже ясно, что настоящее развитие в Рф полимерных проектов будет сдерживаться недостатком сырья. Вероятнее всего, неувязка сырьевого голода будет животрепещущей в нефтехимии еще долгие и длительные годы. Причина тому — неэффективная политика нефтяных компаний и монопольное положение «Газпрома», которые нацелены только на экспорт углеводородов, а не на развитие сопутствующих видов бизнеса. Создатель: Влас Рязанов Журнальчик «Эксперт»

Так же советуем почитать: Производственный этап - зачистка После производственного этапа «заготовка» и «сварка», а,... Новый производственный комплекс «Московских окон» На деньках состоялось, пожалуй, одно из важнейших... SecuSignal, новое поколение оконных ручек Утро пн.. Все торопятся на работу. Когда...

 
Советуем к прочтению: